в тюбетейко

Очередная цитата из Шмемана.

"...в глубочайшем смысле христианство означает конец религии. В евангельском рассказе о встрече с Самарянкой у колодца Иакова, Христос не оставляет по этому поводу никаких сомнений. «Господи! — говорит Ему жен­щина, — вижу, что Ты пророк. Отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклонять­ся, находится в Иерусалиме". Спаситель говорит ей: поверь, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусали­ме будете поклоняться Отцу... Но настанет время, и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе» (Иоанн, 4:19 — 23). Самарянка задала вопрос о культе, т. е. о религии, а Иисус, отвечая ей, коренным образом изменил сам вопрос. Нигде в Новом Завете христианство не явлено как «культ» или «религия». Ибо религия нужна там, где существует непроходимая преграда между Богом и человеком. Но Богочеловек Иисус Христос разрушил эту стену, ибо возвратил и даровал нам не новую «религию», а новую жизнь.

В ранний христианский период эта свобода Церкви от «религии» в обычном смысле этого слова, давала язычникам повод обвинять христиан в атеизме. Ибо не занимала их ни священная география, т.е. места, где бывал Христос во дни земного Своего служения, ни храмы, ни культы. Они не пускались в паломничества. У «старых» религий были тысячи храмов, тысячи «святых мест», но для христиан все это было в прошлом. Они не нуждались в «рукотворных» храмах: сама Церковь, Тело Христово, собранный народ Божий - были в сознании верующих подлинным храмом. «Разрушите храм сей, - сказал Христос об Иерусалимском храме, - и Я в три дня воздвигну его» - но говорил Он это о храме Тела своего (Ин. 2, 19, 21). Сама Церковь была новым, небесным Иерусалимом - и вера в то, что Христос невидимо приходит и присутствует среди любящих Его, была для них достаточной. «Историчность» Христа, конечно, была бесспорным основанием христианской веры, но для верующих важнее «исторической» памяти о Христе был опыт Его пребывания среди них. Таким образом, в Нем был явлен конец религии, потому что он сам был ответом на всякую религию и исполнением ее, утолением всей человеческой жажды Бога, потому что в Нем жизнь, утраченная человеком, была возвращена ему.
Tags:
Шмеман в этом вопросе, надо сказать, несколько непоследователен. С одной стороны, он подхватил бартовский тезис о "конце религии", с другой - его евхаристическое богословие насквозь религиозно, священнодействие во главе угла.
Православный ведь...
Вот кто действительно здесь последователен - так это Бонхёффер. Он по-настоящему поставил вопрос о судьбе религиозности.
На протяжении всех "Дневников" о. Александр подробно пишет о той "религии", противником которой он был, и конец которой, по его мнению, принёс Христос. Могу отослать Вас к ним. :)
То-то и оно-то - есть и эти строки в "Дневниках", и, с другой стороны, "Евхаристия - таинство Царства" или "За жизнь мира".
Данная цитата взята как раз из книги "За жизнь мира". :) Чуть ниже, в той же первой главе, отец Александр пишет: "Величественные храмы с иконами, крестными ходами и всенощными бдениями, богослужение, для правильного совершения которого - двадцать с лишком богослужебных книг - все это, на первый взгляд, противоречит пониманию христианства, как «конца религии». Но так ли это на самом деле?". Ответом - вся дальнейшая книга. :)
"Религия" это термин. Какой вы в него смысл заложите, так он и будет звучать. В "Беседах на радио "Свобода"" и в "Дневниках" о. Александр придаёт этому термину часто противоположноый смысл. Пространне писать, к сожалению, некогда.
Вот же ж! Термин "религия" многозначен, и никому еще не удавалось привести его к общему знаменателю! И уже поэтому трудно быть непротиворечивым. Сам Карл Барт, запустивший в оборот слова "Христос - конец религии" их не избежал (об этом действительно некогда писать). .
Но эта тема хорошо оттеняется при чтении соответствующих бонхёфферовских писем из тюрьмы (книга "Сопротивление и покорность"). Он очень четко поставил вопросы, этой постановки хватило до наших дней и еще надолго хватит.
Убери это все: ""Величественные храмы с иконами, крестными ходами и всенощными бдениями, богослужение, для правильного совершения которого - двадцать с лишком богослужебных книг" из наших храмов. Что останется в сухом остатке?
У кого что. У кого-то ничего. У кого-то Христос и Его Царство. Но о. Александр никогда не призывал что бы то ни было убирать.