в тюбетейко

Иг. Петр (Мещеринов) написал в фасебооке интересную заметку.

Читаю на службах всё до буквы в последованях каждого дня Страстной Седмицы. И вот про Иуду: составители богослужебных текстов прямо-таки зациклились на сребролюбии Иуды. Всячески обговаривается именно сребролюбие.
А мне кажется, что поступок Иуды имеет гораздо более глубокие корни, чем просто одно сребролюбие. Сребролюбие тут периферийно. Но какие это корни - богослужебные тексты не раскрывают. Вот интересно, почему? может быть, потому, что касаться этих корней - слишком самообличительно? проще всё на сребролюбие спихнуть?

А вторая мысль такая. Христос, как видно из Евангелия, явно пожалел Иуду - это явствует из самой интонации вопроса: "Друг, для чего ты пришёл?". Но богослужебные тексты Иуду ни капельки не жалеют. А, наверно, можно было и пожалеть - ведь вечной участи Иуды не позавидуешь. Неужели не жалко? Нет, нашим стихирам и тропарям не жалко. Какое-то даже злорадство мне видится во всём этом изобилии проклятий в адрес Иуды. И опять - а в нашей, сегодняшней христианской и церковной жизни нет ли того, что привело Иуду к его ужасному поступку? Может быть, и об этом стоило бы упомянуть в богослужебных текстах? Вообще страстные богослужения оставляют очень двойственное впечатление. С одной стороны - то, что все всегда говорят в проповедях: "величайшие службы в году", и проч. Но с другой - какое-то прямо подростковое превозношение (Иуда плохой, иудеи плохие, а мы хорошие) и столь же подростковое не-видение причин тех или иных поступков... Не пора ли взрослеть?
я больше на Петра ровняюсь
Ну зояенька меня тоже с Петром сравнила. Так штэээ родственники мы.