July 13th, 2009

в тюбетейко

ОСТАЛЬНЫЕ - НА МОЛЭБЭНЪ!!!

В нашем храме, как, собственно, и в большинстве храмов, после литургии служиться молэбен всем святым, какие только могут и не могут быть, или, как ёмко было обозначено как-то раз в одной записке "молебен всем богам". Дело это сугубо добровольное и поэтому отец Сергий, обычно, давая крест, одновременно с этим уже возглашает молебновую ектению. Так сказать, "два в одном". А тут отец Сергий укатил в отпуск и литургисал совсем молодой батюшка-мальчик, рукоположенный в этом году, весной. И вот, подведя жену ко кресту, я услыхал раскатистый глас сего младого пастыря душ человеческих: "Ко кресту подходят только дети, всем остальным - на молэбен!" Ну, я удивился малёк. То есть, я сильно удивился. До такой даже степени, что вздумал перечить юному отпрыску, облечённому священным саном: "Мы на молебен не остаёмся". "Очень плохо!!!" - пророкотал проводник от земли на небо. "Что ж плохого?" - опять несмиренно удивился я. "А что ж хорошего?!" - находчиво ответствовал иерей Божий.
Read more...Collapse )
в тюбетейко

Самурай в собственном сакэ.

Хоть и не люблю, таки взялся я за этот японский самурайкий махач... Для начала - "Сказание о Ёсицунэ". Соблазнило только, что перевод Стругацкого, интересный сюжет, ну и то, что эту историю должен знать каждый уважающий себя японист, даже такой жалкий любитель, как я. Но это не "Гунки" (самурайский эпос), а народная лубочная повесть. Какие читали сказители на базарах под сямисэн. Наивная до предела. Но из истории про Ёсицунэ растут ноги у многих историй, легенд, драм театра Ноо, Кабуки, Нингё-Дзёрури, сиречь Бунраку.
Для тех, кто совсем не в теме. Конец 12 века. Среди совершенно разложившегося, впавшевго в эстетский маразм двора, поднялись два клана - Тайра и Минамото. Но клан Тайра фсех Минамото замочил. А три брата случайно выжили. Правда дураком у них, в отличие от сказок, - средний. И вот младший - тот самый Ёсицунэ, мочит фсортире всех Тайра и возводит главным паханом своего старшого брата. Ну, а тот, в благодарность, предаёт его и приказывает убить. И вот, по слову Стругацкого: "голову мастера войны доставили в Камакуру в чёрной лакированной шкатулке, наполненной сладким сакэ."
Tags: