March 20th, 2012

в тюбетейко

Аудиенция у государя (случай, рассказанный германским послом Г. Кауфманом)

Оригинал взят у lord_voldemort в Аудиенция у государя (случай, рассказанный германским послом Г. Кауфманом)
— Но вы же обещали нам широкий доступ в училища! В войско! В ака... демии, — голос предстоятеля дрогнул, в глазах выкипали недоумение, раздражение и страх. — Мы поддержали вас...

Реплика была прервана стрельбой за окном и руганью на иностранном, кажется, каком-то из басурманских, наречии вперемешку с русскою матерщиной.

— Обещал, говорите? Обещал, значит. Их-хи-хи-хи-и-и! — государь запрыгал вокруг стола на одной ножке, строя ужасающие гримасы. — Обещал! Их-хи-хи-хи-хиии! А вы бра-бра... бра... братцы мои... их-хи-хи-хи-хиии... по...поверили... А я над вами пошутил. Пошутил, — государь перешел на шипящий шепот. — Пошутил!!! — вдруг взорвался он каким-то нечеловеческим визгом и, приплясывая вокруг обезумевших от страха священнослужителей, принялся истошно орать: «Пошутил! Пошутил! Их-хи-хи-хи!». Так же внезапно успокоившись, государь застыл у своего кресла и, буравя тяжелым исподлобья взглядом стоящих, угрожающе произнес:
— А вы, значит, поверили. Поверили, дурацкие морды! Похотливые козлы! Грязные чревоугодники!
Прокричав эти слова, государь выхватил из-под стола дубину и, размахнувшись, ударил ею в голову одного из спутников предстоятеля, низкорослого дьяка с жабьим лицом. Тот вмиг умер, ибо удар снес ему полголовы. Государь отбросил дубину и вцепившись руками в обезглавленный труп, начал пить из него кровь... Предстоятель, осев на пол, пытался наложить на себя крестное знамение, но рука не слушалась его. С ужасом понял он, что забыл имя Господне... Государь, отвалившись от трупа, с расставленными широко руками, медленно, пошатываясь, пошел на предстоятеля.
— Ахъя! — все, что смог просипеть пересохшими губами поседевший предстоятель.
в тюбетейко

Марго отбыла на ПМЖ.



Мы забрали её в декабре из передержки в жутком состоянии. Много месяцев она присидела в тесной клетке и выпускать её из неё не было возможности: тамошние кошки гнобили её нипадеццки. От ужаса она писала по углам, рычала и была совершенно неадекватна.

Дома она сидела у нас в большом вольере. Смотрела вокруг страшными, чёрными глазами и рычала. На ласковаые слова, вообще какие-то обращения, не реагировала. Мы всерьёз начали подумывать об усыплении. Держать её вечно в вольере невозможно, а куда-то пристраивать такое животное недопустимо, оно может быть опасно.

Понемногу начали её выпускать в запертой комнате. Она была совершенно чокнутой по виду и поведению, агрессивна и едва ли не невменяема.

Очень постепенно, наблюдая, начали её выпускать в прайд. Она огрызалась абсолютно на всех, рычала и била лапой котов по мордасам. Тимоха, хоть сам парень аргессивный, но жуткий трус, решил, что пришёл его смертный час и мы привели в дом убийцу. В силу этого он её не задирал, а обходил за тридевять земель. Остальные члены прайда: кто просто игнорировал, безо всякого, впрочем, снобизма, как Барсик, кто даже пытался играть, как Лиза.

Прошло несколько месяцев и кошку стало не узнать. Я забыл, когда она в последний раз рычала на кого-нибудь (только Ника с котятами в вольере вызывали у неё почему-то агрессивный ужас).

Когда её выпускали из вольера, (в котором она всё-таки запиралась на ночь) она начинала петь-стонать на ухо совершенно человечьим голосом протяженно-гортанные песни.
И вот сейчас мы её отдали. Семья, судя по всему, очень хорошая. Будут фотки - вывешу.
Tags: