May 16th, 2015

в тюбетейко

Учитель благий, как мне веровать?

Помнится, Кураев любил говорить о том, что устремления православных направлены прежде всего на правильное уразумение своей веры.
Хлебом их земным не корми, дай поесть хлеба небесного: порассуждать о нетварных энергиях, воипостазировании и об исхождении Сына от Отца.
А у приземлённых, неглубоких католиков все мысли только о том, какие правильные действия совершать!
Нет им никакого дела до высот греческих богословов, потому и ересей-то у них никогда не было: кто, мол, не думает, тот и в ересь не впадает.
Вот потому-то - патетично восклицал он - у нас - ОРТОДОКСИЯ, а у них (тьфу!) ОРТОПРАКСИЯ!

Помнится, когда Иоанн Креститель закончил проповедь об Агнце, берущим на себя грех мира, о Боге-Слове от Отца исшедшем, люди, вылезшие из воды Иордана и прочно стоящие на земле, спросили о понятном: что нам делать, чтобы спастись?
И Иоанн не разгневался на них, что о мирском помышляют, вместо того, чтобы воспарять в горние обители.
Он отвечал солдатам: не грабьте население и не насилуйте женщин, налоговой полиции: не вымогайте взяток!
Для каждой социальной группы ему было что сказать.
Ибо он понимал: от того как ты правильно поступишь ЗДЕСЬ, решиться твоя судьба ТАМ.
Когда ко Христу подошёл некий юноша, он сказал самые, на мой взгляд, важные во всём Евангелии слова: Учитель, что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?
И Христос тоже как и Иоанн не посчитал эти слова недостойными.
Не воскликнул: о том ли ты спрашиваешь, несчастный?!
Ты должен вопрошать о триипостасном единстве Ягве и Моём единосущии Отцу!

Может быть ещё и потому в православных странах всё в целом обстоит не самым благополучным образом, что православный охотнее размышляет о нетварных энергиях и исихазме, а католик привык ДЕЛАТЬ?
в тюбетейко

Кстати

Ни разу не удивлюсь, если окажется, что педофильское и догхантерское кремлёвское лобби это одна и та же тусовка.
в тюбетейко

Объява

Гражданам, которые хотят разнообразить свой культурный дОсуг, настоятельно рекомендую посетить концерт нашего хора в храме святого Людовика Французского:
Тыц!