June 22nd, 2016

в тюбетейко

Сегодня мне приснился мой самый страшный сон

Оказывается мы свою Мусеньку, нашу единственную кошечку, свет в окошке, почему-то кому-то отдали.
ОТДАЛИ!
А потом через какое-то время спохватились, а те люди то ли тоже уже кому-то переотдали её, то ли вообще выбросили на улицу.
И вот как-то однажды на улице мы увидели кошку, чем-то похожую на Мусю и решили, что это она и есть и всё последнее время до смерти эта кошка жила у нас под видом Муси, а сама Мусенька где-то погибала и умирала на улице.
Увиденное было настолько страшно реальным, что я потом расспрашивал жену: точно ли это никогда не было?
в тюбетейко

Энди в своём стиле

Всё-таки надо было его назвать Гудини.
Итак.
Весь вечер Энди просидел на подоконнике.
Всю ночь так же просидел на подоконнике.
Утром смотрю: сидит.
Из душа выхожу: нет!
Нет НИГДЕ!
От слова совсем.
Пока меня не было, комната была закрыта на крючок, все щели, даже самые маленькие были мною заткнуты именно для того, чтобы маленькие Нора, Энди и Яша не могли никуда забиться.
Обыскал ВСЁ.
Исчез.
Сейчас звонит Таня: сидит на подоконнике.
И такой вид, как будто никуда и не исчезал.
Фокусник высшего уровня!
в тюбетейко

А вы знаете, кто самый ласковый в мире котик?

Тот самый, который нежно обещал нам, что как только он разнесёт клетку по прутикам, он из нас из всех, и людей и котов, сделает фарш.
Который три ночи подряд орал, рычал, выл, матерно причитал что-то из уголовного фольклора и набрасывался на прутья, когда ты пытался проходить мимо.
Самый ласковый котик на свете: ВАСЕНЬКА!
Не далее как пять минут назад дал жене погладить пузо.
в тюбетейко

Давненько я не брал в руки шашку...

Недавно, на венчании друзей на Мессе довелось мне читать второе чтение.
В православном храме я читал лет двадцать назад.
На латинской литургии это, стало быть, мой дебют.
Очень непривычно по всем параметрам.
Во-первых, в очках читать было неудобно, а без очков неудобно тоже, приходилось поднимать "Литургическую тетрадку" к самому лицу.
Во-вторых, не нужно читать громко, потому что микрофон.
А это очень непривычно, ежели негромко.
Ещё Дениска Кораблёв справедливо полагал, что "громко" и "красиво" - это синонимы :)
В-третьих, в микрофон я в своей жизни ни разу ничего не произносил и потому совершенно не понимал, слышно ли меня в церкви и, если слышно, то - хорошо ли.
А то сам-то я постоянно критикую чтение наших министрантов, а небось мычал не пойми как...
Меня уверили, что не просто хорошо читал, но даже подумали, что у меня уже есть опыт чтения в храме св. Людовика :)
Так-то.