Мне интересен момент, когда "двое будут на одной постели: один берется, а другой оставляется" Почему-то никто из наших гомофобов не видит этой странной оговорки евангелистов)))

А мерзость запустения - это Пуськи?
Вроде бы в поле работают только мужики (двое на поле: один берется, другой оставляется), на мельнице - только женщины (две мелющие в жерновах: одна берется, другая оставляется). А дальше по тексту спят вместе двое ...мужчин.
Вы же пытались духовное образование получать. Неужели никто из экзегетов на это странное место внимание не обращал)))