в тюбетейко

Такая вот мысля...

Толкину куртуазная литература была не очень близка. К "библии" артурианы – монументальной "Смерти Артура" Мэлори он относился сдержанно. У самого Толкина есть только одно стихотворение, связанное с королём Артуром. В своём письме сыну Майклу Толкин подробно и очень интересно анализирует явление куртуазии, показывая как положительные так и отрицательные его стороны. И тем не менее во "Властелине Колец" есть яркое воплощение куртуазного служениия в лице гнома Гимли и его Дамы Сердца – Владычицы Галадриэли. Это всем известно, и это общее место. Но, мне кажется, что в книге есть ещё одна с позволения сказать "куртуазная" пара. Это... Голлум и Шелоб. В самом деле, если мы посмотрим внимательнее, то что, как не служение Даме, означают слова: "он склонился перед ней и признал её своей госпожой"? И далее: "С тех пор мрачная тень её злобы шествовала рядом с ним во всех его скитаниях, надёжно отрезая его от света и раскаяния". Как образ Дамы стоит перед мысленным взором рыцаря, вдохновляя его на подвиги, так и здесь ужасающий и отвратительный образ мерзкой паучихи словно преследует Смеагола, побуждая его совершить предательство. Чем не служение?
Но если рыцарь любит свою Даму (оставим спорный вопрос о том, насколько духовна или плотска эта любовь), то Шелоб Голлум ненавидит. Ненавидит и боится, лелея мечту об отмщении: "... когда Оно (Кольцо) будет у нас, в безопасности, тогда Она узнает, о да! Тогда мы отплатим Ей, моё Сокровище". Голлумова ненависть понятна, вряд ли кто-то может испытывать к Шелоб какое-либо иное чувство, но в то же время его странной силой, противоестественно влечёт к ней. Он одновременно и ненавидит её и поклоняется ей. Как ненавидит Кольцо и поклоняется Кольцу. Наверное так же Кольцепризраки ненавидят и поклоняются своему господину. "Злое, которого не хочу, делаю" – говорит об этом апослол Павел, и добавляет: "если же делаю то, чего не хочу, уже не я делаю то, но живущий во мне грех." (Рим. 7. 19-20). Такая вот уродливая парочка! Конечно же, это не куртуазное служение, а насмешка, издевательство над ним. Но тем не менее...
Ага..) Куртуазное.
Только ты не забывай, что Шелоб была не просто паучиха.
Это откуда ж такие сведения? ;))
"Многие века обитала она в этой пещере – темное существо в обличии паука, преисполненное злобы и ненависти. Некогда подобные ей твари жили на Западе, в стране эльфов, которую поглотили волны Моря. С одним из ее собратьев сражался Берен в Горах Ужаса в Дориате . Благодаря этой битве встретился он с Лутиэн, танцевавшей в лунном сиянии среди цветов болиголова на лесной лужайке. Как Шелоб попала сюда, в пещеру, не говорит ни одна легенда, ибо немногие предания Черных Лет дошли до нашего времени. Но с тех пор она, та, что была здесь прежде Саурона и прежде того, как заложен был первый камень Барад-дура, неизменно пребывала здесь. Не признавая над собой повелителя, она питалась кровью людей и эльфов, беспрестанно раздуваясь и набухая. Предаваясь мрачным размышлениям во время своих кровавых пиршеств, сплетала она паутину мрака; все живое служило ей пищей, а извергала она тьму. Ее потомство, отпрыски жалких самцов, которых она сама порождала и сама же потом убивала, распространялось от одной долины к другой, от Эфел Дуата до восточных холмов Дол Гулдура и твердынь Чернолесья. Но никто не мог соперничать с ней, Шелоб Великой, последней из детей Унголиант , потревоживших этот несчастливый мир..."
"Что до Саурона, он знал про Шелоб и знал про ее гнездилище. Ему нравилось, что на границе его страны обитает эта тварь, голодная, исполненная никогда не ослабевавшей злобы. Она стерегла этот древний путь в его страну лучше, чем самая надежная стража. Орки, конечно, рабы полезные, но их у него было великое множество. Время от времени Шелоб отлавливала одного-другого, чтобы заморить червячка, – ну так и что же? Иногда он сам посылал ей какого-нибудь пленника, если терял в нем нужду, – так хозяин балует кошку лакомыми объедками („моя кисанька“ – называет он ее, но ей до него нет никакого дела). Пленника волокли к ее логову, смотрели, что будет, и доставляли в Барад-дур подробный отчет о том, в какую игру сыграла Шелоб со своей жертвой на этот раз. Шелоб и Саурон жили каждый сам по себе, находя удовольствие каждый в своих занятиях; они не опасались ничьего гнева, не страшились никаких врагов – и злоба их не оскудевала".
Унголиант как персонаж встречается только один раз в — «Квэнта Сильмариллион», когда она помогает Мелькору истребить Валинорские Древа и похитить Сильмариллы.

После похищения Сильмариллов Унголиант получила от Мелькора в награду все прочие захваченные в Валиноре драгоценности и пожрала их. Когда же она попыталась отнять и Сильмариллы, то была обращена в бегство БАЛРОГАМИ.

После бегства из Валинора и расставания с Мелькором Унголиант скрывалась в горных ущельях Нан Дунгорфеб. Там она совокуплялась с гигантскими пауками (потомством пауков, выведенных Мелькором ещё в Утумно), после чего пожирала их. Вероятно, потомками Унголиант является Шелоб и другие пауки, которые расползлись по горам Эред Горгорот, Лихолесью и горным цепям, окружающим Мордор.
то была обращена в бегство БАЛРОГАМИ ссылку дай пожалуйста.
это во-первых.
а во-вторых, если Унголиант "была обращена в бегство БАЛРОГАМИ", то как из этого следует, что Шелоб была "из тусовки Балрога"? %%%
тут:

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A3%D0%BD%D0%B3%D0%BE%D0%BB%D0%B8%D0%B0%D0%BD%D1%82%D0%B0

и тут:

"Но Унголиант стала еще больше, а он - меньше, ибо его сила
ушла от него. И Унголиант нависла над Морготом, и ее облако
сомкнулось вокруг него. И она опутала Моргота сетью из
крепчайших нитей и стала душить его.
Тогда Моргот издал ужасный крик...

...Глубоко в закрытых
пещерах был слышен этот крик, и далеко отсюда, под разрушенными
залами Ангбанда, в подземельях, куда, разгоряченные атакой, не
спускались Валар, все еще таились Балроги, ожидая возвращения
их повелителя. И теперь они тут же сорвались с мест и
перебрались через Хитлум, как огненная буря ринулись к Ламмоту.
Своими пламенными бичами они взорвали в клочья паутину
Унголиант, и она испугалась и обратилась в бегство, извергая
черный туман, скрывавший ее."

http://lib.ru/TOLKIEN/silxmar.txt
На первый вопрос ответ получен. ) Не забудь про второй и третий. А именно - про Шелоб и - к чему всё это? ;)
На второй: - стоит задуматься, кто были Балроги, и кто была Унголиант со своими детьми по отношению к Мелькору и к светлым валар.
...
Интересно, а что ты понимаешь под словом "тусовка"?
стоит задуматься, кто были
Ну давай уж заканчивай свою глобальную мысль. )
что ты понимаешь под словом "тусовка"
Что они вместе тусовались. )) А что ты?
Re: стоит задуматься, кто были
А я, немного шире.
Им не обязательно вместе было тусоваться.
Пример: - Жжники разных стран могут никогда не тусоваться вместе, не переписываться, не общаться, но относиться к одному "сообществу", "движению", "тусовке". БЛОГГЕРы. )
В моем комментарии: - Не личная тусовка Балрогов, а то куда они все входили.
Только ты не забывай, что Шелоб была не просто паучиха.
И, опять же, что ты хотел этим сказать, применительно к моему тексту? ;)
>>>"С тех пор мрачная тень её злобы шествовала рядом с ним во всех его скитаниях, надёжно отрезая его от света и раскаяния". Как образ Дамы стоит перед мысленным взором рыцаря, вдохновляя его на подвиги, так и здесь ужасающий и отвратительный образ мерзкой паучихи словно преследует Смеагола, побуждая его совершить предательство."
...
Это было не по доброй воле...
Это был именно личный выбор Смеагола. В этом и глубочайшая христианскость книги.
>>>Это был именно личный выбор Смеагола
...
Дашь ссылку? )
Ссылку на что? На то, что это был его личный выбор? А что, разве его кто-то принудил поклониться Шелоб? Может орки? Или Саурон? А свой окончательный личный выбор он сделал как известно у ступеней Кирит Унгола. Не без помощи усердного Сэма, к сожалению. Эту сцену Толкин считал одной из самых главных в книге, с чем был совершенно согласен Льюис. Не высокие штили, не звенящие мечи и раскатывающиеся по полям и горам звуки рога - самые главные вещи в книге происходят исподволь. Почти как в Евангелии.
У нас с тобой каламбур начинается.
Я писал "по доброй воли"!
...
>>>А что, разве его кто-то принудил поклониться Шелоб?
- Страх. Он ее испугался до мозга костей, так как почувствовал, что она за существо.
Разве он не просто использовал ее?А она-его.Действительно,можно одновременно люто ненавидеть и испытывать неодолимое тяготение именно как к опасности и злу.Очарование злом.Боюсь,это-не ситуация с Горлумом.Кольценосцы-вероятно,ненавидели,но ведь Хозяина.Они добровольно выбрали зло,поклонились ему и попали в рабство-чего,по всей вероятности,не желали.Личный выбор-сознательный-был у Сарумана-он знал,куда шел,что может ждать-и сознательно поклонился воплощению Зла.
Не очень понятно,почему именно связь Горлума и Шелоб делает книгу христианской.Мне кажется,там гораздо больше вещей подходят под это определение
именно связь Горлума и Шелоб
Я не говорил этого. Не надо расчленять книгу. Она вся глубоко христианская вещь. В целом.
Re: именно связь Горлума и Шелоб
Ну,это бесспорно-я,видно,неправильно Вас поняла,прошу простить.Я люблю Т. :)
Cуществует комментированное издание ВК - перевод М. Каменкович, В. Каррик, "Терра" - "Азбука", Спб, 1995 (в 4-х томах - четвертый - "Хоббит"). Там много отрывков из писем Толкина и комментариев близких ему людей, с которыми он обсуждал ВК по ходу написания. И, в частности, о природе зла и его влияния на душу. Там видно, что ВК - это очень ответственно с т. зрения богословия. Хотя, может быть, не всегда бесспорно. Любопытное издание :))
Да-да! Замечательное издание! Только им и пользуюсь. Комментарии Марии Каменкович и Валерия Каррика заслуживают самого пристального внимания. Бесспорного не бывает ничего. А не ошибается тот, кто не думает.
:)Согласна со всем. Про куртуазность наоборот интересная идея. А меня в свое время другое задело: воцарение Арагорна обставлено множеством церемоний, и это разрушает живые человеческие характеры героев, делает их условно-эпическими (возможно, стилизованными именно под рыцарские романы). Авторская проблема, в общем, понятна:эпос с романом трудно совмещаются. Романные герои протестуют :))
Мария Каменкович в коментариях не помню к какому месту (ещё раньше и в Хоббите то же замечание) обращает внимание, как меняется тон повествования от начала к концу. В "Хоббите" - забавный, нелепый Бильбо, "бакалейщик", как окрестили его гномы, забавный чудак Гэндальф, никакой нифига не Майа, не Истари, пуляющийся зажжёнными шишками и под конец - чистой воды эпика - копья, шлемы, Аркенстон, битва пяти народов. Очень интересно проследить смешение стилей в конце книги:
- До свидания! - вымолвил наконец Балин. - Удачи тебе во всём! Если надумаешь навестить нас, когда наши чертоги вновь засияют прежней красотой, мы устроим в твою честь поистине королевский пир!
- Если вам когда-нибудь доведётся проходить мимо моего дома, - сказал в ответ Бильбо, - захолите без стеснения! Чай - в четыре, но я рад видеть вас в любое время!
Во Властелине Колец дурашливость первых глав и эпика последней книги просто ошеломляют если посмотреть сразу начало и конец. Но в процессе чтения, ты мужаешь и мудреешь вместе с болваном-Тукком и увальнем-Сэмом. И уже не кажутся тебе выспренней заумью дивные строки Толкина:
"И вот Эомер въехал на зеленый холм, и воткнул в землю роханское знамя, и полотнище с Белым Конем заплескалось на свежем ветру, рвущем его с древка.
Из мглы сомнений, навстречу солнцу
Скакал я с песней, меч обнажая,
Оставив радость, забыв надежду!
Пою во гневе! Пусть рвется сердце.
Встречаю грудью закат и гибель! –
Так проговорил Эомер и засмеялся, и пламя битвы вновь охватило его и зажгло в нем юную беспечность. Он – молод, он – король, он – вождь бесстрашного племени! Смеясь над отчаянием, он взмахнул мечом и повернулся к черным кораблям".
Совершенно естественно герои говорят не только высоким штилем но и аллитерационным стихом:
Кто там плачет?
Не время плакать!
Павший умер светло и славно.
Плач пристал не бойцам, а женам.
Нас же требует поле битвы!
А эпические фанфары на Кормалленском Поле поистине дивны! Протеста романных героев я, по крайней мере, не вижу. ИМХО всё очень органично. )

Выступление Эомера мне кажется органичным, а вот фанфары почему-то нет. Но я вообще имею пунктик - не люблю парады. Мне симпатичнее ворчливый Гэндальф ии Арагорн в потертых сапогах :)) А комментарий - да, помню :))