в тюбетейко

Геннадий Голобоков.

Жил когда-то человек. Маленький человечек. Пошёл он как-то раз купаться и так неудачно нырнул, что сломал себе позвоночник. И жил он после этого не вставая с постели 18 лет. А потом умер. Вот так. А ещё он был замечательный художник. И гениальный поэт. Как он сумел этим стать я не знаю. И не понимаю. Когда-то в детстве меня удивили его картины и поразили стихи, которые я увидел в старом журнале "Техника молодёжи".
Вот два его стихотвориения:

* * *
Тихий говор. Газеты. Рация.
Панорам круговой обзор.
Информация, информация -
Водопад с великанских гор.
И на этой волне стремительной,
Как события в ярких снах,
Вдруг увидишь, что мир растительный
Остро чувствует боль и страх.
Не константа... Неверно? Верно ли?
Но известно - в прибое ржи,
Под зеленым раздумьем дерева
Ты острей понимаешь жизнь.
Человече, венец материи,
Снизойди, как к живым живой!
Ты прислушайся к думам дерева,
Научись говорить с травой.
И пускай под вселенским пологом,
Где простор для любой мечты,
И напалм, и тоску онкологов
Позабудут навек цветы.
И пускай, за родным селением,
Одолев не один парсек,
Вдруг утонет в восторге зелени
Счастьем плачущий человек.

* * *
За крутыми холмами -
Не во сне - наяву
Ходит по полю мамонт,
Рвет траву-мураву.
Пьет густые рассветы
И росы перезвон,
И не знает отпетый,
Что давно обречен.
И что в завтрашнем диве,
Через тысячи лет,
От него только бивень
Будет жить на земле.
И в раздумьях гнетущих
Сердце мне не унять:
- Что же в этом грядущем
Будет жить от меня?
Может, грезы о звездах,
Может, почерка стиль?
А быть может, в отрогах
Изотопная пыль?
Так пускай за холмами -
Не во сне - наяву -
Бродит вымерший мамонт,
Рвет траву-мураву.
Ведь не знает он, бедный,
Обреченный давно.
Что гигантам бесследно
Умирать не дано.
Ага.
Меня его стихи и по сию пору прошибают...