Таня

Фомка

У меня в детстве был кот Фомка. Долговязый с огромными ушами и полосатый. Ума был просто нереального. Он только что не говорил. Началось все с того, что я его кормила. Я выходила на улицу, звала его и он прибегал. Он ни к кому кроме меня не шел. А я могла с ним делать все что угодно. Я укладывала его на спину, привязывала к лапкам узкую катушку ниток и отпевала его. А он все терпел. Даже дворовые мальчишки уважали его за ум.

Естественно, что я притащила его домой. Он смотрел на меня и спрашивал: куда можно? сюда можно? Мама крикнула: что б ноги его в этой комнате не было (это была родительская комната). Так он никогда в жизни больше ни разу не зашел в эту комнату.
Перед тем как зайти в квартиру он умывал лапки. Ночью я тащила его к себе в постель. А мама не разрешала. Он терпел, ждал, когда я усну и после уходил на кресло. Потому что в это кресло моя мама ткнула пальцем и сказала: пусть спит здесь!

Когда мой папа, а он был летчик, вернулся из полета, он взял кота и выкинул его в окно. И хотя мы жили на втором этаже, у меня был шок. Я выбежала на улицу, подобрала кота, прижала его к себе и просидела до ночи в подъезде, рыдая и прижимая к себе кота.
В полночь у меня начался кровавый понос. Меня увезли в больницу. С тех пор мои родители боялись запрещать мне притаскивать животных в дом. А кот жил дома, но гулял на улице, пока я лежала в больнице.
Но однажды его сбила машина. Мальчишки бежали за машиной и кидали камни, так они уважали моего кота.
Почему-то родители не понимают, что детская душа повышенно ранима. Мой папа рос в деревне, у них вообще не обращали внимания на детей. Они росли сами собой. Может быть поэтому. Как-то родители больше бывают озобоченны послушанием детей. Для меня это загадка.
В нашем районе есть одна молодая женщина, у которой передержка для кошек. Она тоже с детства таскала кошек, но мама к ней отнеслась с уважением. Она считает, что это Божий дар у ребенка, такое сочувствие. И она ей во всем помогает. Наверное в советских семьях не хватает уважения к детям как к личностям.