в тюбетейко

“Смерть” христианства.

Это звучит страшно. Но так ли это? Мне все время “кажется” (и это какой-то внутренний свет и радость), что “смерть христианства” нужна, чтобы воскрес Христос. Ибо смертельная слабость христианства только в одном - в забвении им, в вынесении им “за скобки” Христа. Но вот в Евангелии Христос говорит всегда: Я. Говорит о Себе, что Он вернется со славою, Он будет царствовать, Его нужно любить, ждать, Ему и о Нем радоваться. Когда от христианства - как уже сейчас - “ничего не останется”, видным снова станет только Христос, а с Ним “ничего не поделать” ни революции, ни исламу, ни гедонизму, ни феминизму… Вот время для молитвы: “Ей! Гряди, Господи Иисусе…”

Шмеман. Дневники.
Это как перчатки.
Хочу шерстью вверх ношу, хочу мясом...
Они все равно перчатками останутся.