Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

в тюбетейко

Клетки-клетки-клетки, вы словно шоколадные конфетки…

Первая.
У Джима появилась дурная привычка: по вечерам после кормёжки он моет свои лапы в поилках с водой.
Вот прям ложится до половины (больше не помещается) в поилку и представляет, что он на пляже в Майами.
Приношу вторую миску – он бежит и ложится в неё.
Третью – в третью.
В результате коты остаются без воды – пить после того как там искупался Джим нет желания ни у кого.
Пришлось на ночь определять его в бывшую Сонину клетку.
Теперь у котов до утра в поилках чистая вода.

Вторая.
Симона побаивается наших котов.
А как известно, кто боится, того и пугают.
Её постоянно задирают то Лиза, то Маркиза, то Вася… а уж Тимоша считает, что день, когда он не избил Симону – напрасно прожитый день.
На ночь на террасе и Лиза и Маркиза и Вася запираются в своих клетках, на свободе остаются лишь наши коты, Яша и Симона.
Для пущей безопасности Симона забирается на одну из тумбочек, где и ночует.
Туда же я ей ставлю еду и воду.
Но вот для того, чтобы сходить в туалет, Симоночке приходится спускаться вниз, где её и поджидает Тимоша.
Он предпочитает бить свою жертву в самый беззащитный для животного момент: во время ПРОЦЕССА.
Именно так он избивал Саймона и мы всерьёз опасались, что гадёныш отучит-таки Саймона от лотка.
Вчера утром захожу на террасу: картина маслом!
Симоночка решила не рисковать и не спускаться вниз, а все дела сделать прям там где спала и кушала.
Пришлось и её отправить в последнюю, аварийно-запасную клетку, где в последний раз ночевала после операции Маруся.
Симона осталась очень довольна переездом: теперь у неё всё личное, включая туалет, и никакой тимоша к ней не прилезет!
Клетки, клетки, клетки…
в тюбетейко

И грянул гром

Воскресная Месса шла как обычно, по заведённому ритуалу, неспешно и привычно до каждой мелочи.
Но на проповеди зимние облака на небе внезапно расступились и в церковь ворвалось яркое весеннее солнце.
Всё внезапно преобразилось, заиграло красками, прихожане, до этого момента убаюканные умно-книжным журчанием священника, стали с удивлением просыпаться.
Но не только прихожане.
По храму вдруг полетел, непонятно откуда взявшийся толстенький большой мотылёк, которого часто путают с колибри, самой маленькой птичкой в мире.
Названия у мотылька не сказать, чтоб самые изысканные: бражник, языкан, хоботник.
Но придумывали-то люди, а что с них взять?
Думаю, что у Господа Бога колибриобразный мотылёк называется куда как изящней.
Бражник полетал возле свечи алтаря, едва не опалив свои крылья и стал выписывать вензеля и пируэты возле лица проповедавшего священника.
Тот, хоть и боялся насекомых, невозмутимо-шутливо уворачивался от него под смешки сидевших прихожан.
В конце концов бражнику надоело дразнить священника, и он полетел к первой лавке, на которой сидел прихожанин в медицинской маске на лице.
Едва заметив подлетающего к нему бражника, прихожанин яростно замахал руками, словно он дирижёр Лондонского симфонического оркестра, исполняющего финал пятой симфонии композитора Бетховена, и убежал куда-то прочь.
Вволю подразнив энтомофобных христиан, бражник полетел дальше по церкви, ища развлечений.
Внезапно проповедь отвратительно нарушили звуки ударов: громадный детина бил мотылька свёрнутой в трубку газетой.
По церкви пронёсся оживлённый смех, происходящее было куда интереснее скучной проповеди.
Искалеченный мотылёк раз за разом пытался подняться на одном крыле и улететь прочь, но детина бил, бил и бил его, пока наконец не скинул на пол похожее на тряпочку тельце бражника и растоптал его ногой.
Проповедь закончилась, прихожане радостно запели гимн о христианской любви.
Солнце скрылось.
Церковь погрузилась в серость.
Началось пресуществление Святых Даров.

(в рассказе нет ни одного слова выдумки)
в тюбетейко

Джим и Волшебная Клетка

Когда прошлой зимой в мороз Джим, живя на улице, дохал как тромбон, я хитростью изловчился ухватить его за шкирку и втащив домой, посадил в клетку.
Пока нёс, он истерил и орал как сумасшедший.
Но вскоре сомлел от тепла и проспал почти сутки.
Несколько дней Джим просто тупо отсыпался в клетке, даже не ел толком.
Прожил он в ней месяца два и выпустили мы его после курса антибиотиков только когда потеплело.
После этого Джим стал регулярно приходить к нам сам и, войдя, скорее бежал в клетку, где мягко, тепло и дают жрать.
Так у нас и повелось: на улице (да и дома) - Джим дикий кот, которого не погладишь - даже дотронуться до себя не даёт.
Зато в Волшебной Клетке происходит ЧУДО!
Дикий кот превращается в ласкового, доверчивого, мурчащего домашнего котика.
Опытно установлено: волшебство действует даже вне клетки, но не дальше 30 см.
Если отнесёшь чуть дальше, домашний котик начинает проявлять беспокойство и очень быстро превращается обратно в дикого кота.
Если же отнести обратно и посадить снова в Волшебную Клетку, магические свойства снова начинают действовать и мы видим опять ласкового, доверчивого, мурчащего домашнего котика.
в тюбетейко

Такие вечера

Вечером у Трини резко падает настроение: из клетки выпускают гулять Джима.
Днём он боится выходить: больно много тут альфа-самцов на один квадратный метр живёт, да и дамы весьма воинственны.
Триня в своём белом пальте ненавидит черножопых понаехавших.
Джим её тоже робеет.
Так и проводят время: Джим лежит на кухне, Триня с мрачной рожей лежит возле печки.
Гуляют.

Когда Джим начинает свои мелкие передвижения, Триня не отрываясь наблюдает за ним: как бы чего не украл, того и гляди из фамильного столового серебра чайных ложечек не досчитаешься.
Если он на какое-то время исчезает из её поля зрения, Триня тревожно выглядывает из-за двери: где эта ТВАРЬ?! А-а-а, вот она! НУ И РОЖА!
Если Джим имеет неосторожность приблизится к Трине, она превращается в кипящий и плюющийся чайник, очевидно изображающий рычащего и грозного тигра.
в тюбетейко

Память...

Рыжий жил с нами весну, лето и начало осени.
Когда была зима, и казалось, что в этом году она никогда не кончится, я думал, что память о Рыжем постепенно тает во мне.
Но с наступлением весны я всё чаще и чаще начинаю вспоминать о нём.
Всё кругом опять напоминает мне о Рыжем Мудиле.
Фрося очень хорошая кошка.
Очень умная, добрая.
Она никогда не гоняет от мисок других кошек, как это делал Рыжий.
Она очень ласковая и совершенно замечательная во всех отношениях.
Но я понимаю, и сейчас с особенной остротой, что она мне никогда, никогда не сможет заменить мерзкую рыжую тварь.
Миска Рыжего убрана.
Из неё никто никогда не ест.
Но навсегда ли это?
Мусенькина миска тоже много лет лежала не тронутой: сейчас из неё ест Кутузоff.
Что будет дальше, покажет время.
Рыжий!
Сволочь, ты так мне ни разу и не приснился, как я ни просил тебя об этом!
в тюбетейко

Принёс - хрен выгонишь

Всё время думал, что Джим депрессует в клетке и чахнет без любимой улицы.
Сейчас вынес его на крыльцо, спустил с рук вниз.
Понюхался с Фросей и непонимающе-выжидательно стал тереться об мои ноги:
- А это так надо, да? Мне теперь идти, да? Совсем-совсем идти, да? Вон в те кусты совсем-совсем уходить, да?
Принёс обратно в дом: вприпрыжку помчался в свою клетку.
Лежит - мурлычет.
Занёс, блин, в дом на недельку полечить дикого котика...
в тюбетейко

(no subject)

Я понял, кем мы ощущаем себя с нашим зверинцем: енотами из контактного зоопарка.
Только тебя закончить тискать Барс, как прибегают Вася с Лизой после которых чувствуешь себя изнасилованным.
На смену этим косматой горой на тебя взгромождается Тяпа.
За ним следующий.
И следующий.
И следующий.
И как контрольный в голову - Кутузов, наваливающийся на тебя сзади и вылизывающий тебе ухо до самого мозга.
в тюбетейко

Пост от 8 марта

Ровно год назад мы познакомились с неким грязным колтунным рыжим котом.
Ну кот и кот.
Ну рыжий.
Подумаешь!
Полгода он жил с нами.
Полгода его нет с нами.
Рыжий, ты не думай, я помню тебя!
А ты?
Ты помнишь меня?
в тюбетейко

(no subject)

Уходя (гасите свет) внимательнее проверяйте - заперта ли дверь ведущая в обитель блаженных.
Убегая из дома не проследил на наличие запертости двери в комнату где хранятся кошачьи медикаменты, переноски, кошколовки и самое главное - КОРМ!!!
Сам-то корм закрывается надёжно в шкафу, но на диване лежит распотрошённый в прошлый раз (я об этом писал несколько дней назад) мешок лечебного корма.
Десять кэгэ.
Картина маслом: жена, выгоняющая оттуда тварей.
При условии, что войти туда по причине узкой двери и общей захламлённости она не может.
Тем не менее, каким-то образом ей это удалось.
Выгнала всех кроме двух невмененек: Васи и Лизы.
Пришлось запереть дверь, чтобы не проникли остальные.
Вася.
Лиза.
Запертые с мешком корма.
Десять кэгэ.
Вы их не знаете - ЭТИ справятся!
Пристрелите меня!
в тюбетейко

(no subject)

Джим как умный домашний мальчик пописал в лоток.
Внезапно на это событие сбежались все обитатели нашего сумасшедшего домика и загомонили: "Что, что случилось?!"
Барс вопил: "Химическая атака! ААА!!! КАРАУЛ!!!"
Напомню, что Джима кастрировали уже десять дней назад.
Когда мне говорят: наш котик некастрированный, но ничего не пахнет, тут либо-либо.
Либо у людей проблемы с котом, либо с носом.